Долгоруковская Центральная районная библиотека

Долгоруковская Центральная районная библиотека

Решаем вместе
Есть вопрос? Напишите нам

"Женское лицо Победы"

 

11 сентября 2020

сетевая акция

Свишенский библиотечный отдел Долгоруковской районной библиотеки им. А. М. Жемчужникова присоединяется к сетевой акции-челленджу "Женское лицо Победы". Организатор акции - Нижегородская государственная областная детская библиотека им. Т. А. Мавриной. Наш рассказ о ныне почти забытой, но незаурядной женщине, поэтессе и писательнице Вере Михайловне Инбер. Вера Шпенцер (по фамилии первого мужа Инбер) родилась 10 июля 1890 года в Одессе. Единственная дочь известного одесского издателя Моисея Шпенцера и директрисы гимназии, учительницы русского языка и литературы Фанни Соломоновны. Довоенные юные годы жизни писательницы можно охарактеризовать как искусство жить. Вера Инбер тогда писала о любви. Счастливая молодая жена одесского журналиста Натана Инбера ,автор статей о парижской моде 1910-х, и книг стихов с изысканными названиями: «Печальное вино», «Горькая услада», «Бренные слова». В качестве журналистки часто ездит по стране и за рубежом. Ее много печатают. В 1927 году принимает участие в написании коллективного романа "Большие пожары", который печатается в журнале "Огонек". В конце 20-х Вере Инбер приходилось перестраиваться от мелкобуржуазной поэзии к пролетарской. Она хотела, чтобы ее декадентское прошлое было забыто.Вере Инбер приходилось проникаться пафосом и кипением новой жизни, участвуя в единогласном хоре советских литераторов. Она посещала стройки и заводы, спускалась в строящееся метро. Постоянно скрывала свое буржуазное происхождение, национальность и родство с Троцким. В 1939 году большую группу писателей представили к правительственным наградам, но Веру Инбер в список не включили. Сталин обратил на это внимание и велел наградить поэтессу орденом «Знак почета». Наступает момент, когда родство с Троцким из плюса превратилось в смертельную опасность. После высылки Троцкого и объявления войны "троцкизму" его родственникам не поздоровилось в первую очередь. Уничтожены были все. Уцелела одна Вера Инбер. Более того, ей удалось сделать блестящую партийную карьеру. После пережитого страха так легко, заразительно и поэтично она больше никогда писать не будет. Исследователи советской литературы по сей день задаются вопросом - почему же Сталин ее не тронул? Так или иначе, но образ салонной поэтессы остается в прошлом и его место занимает бескомпромиссная литературная комиссарша, как ее назовет Евгений Евтушенко. Во время Великой Отечественной войны В. М. Инбер и ее третий муж, профессор медицины Илья Давидович Страшун, работавший в 1-м Медицинском институте, провели почти три года в блокадном Ленинграде. Лицом к лицу с врагом эта маленькая женщина ничего не боялась. Статус мужа, личный автомобиль, собственные заслуги перед партией обеспечивали больший шанс на выживание, чем у многих других, но в блокадном Ленинграде не было безопасных мест . Вера Инбер написала в блокадном Ленинграде поэму "Пулковский меридиан", читала ее по радио, на заводах, в лютые морозы ездила на фронт по в воинским частям, на военные корабли. . Она пересекала Ладожское озеро, летала в Москву, в другие города. Защитникам Ленинграда посвящены книга очерков «Почти три года (Ленинградский дневник)», цикл рассказов о ленинградских детях, «Страницы дней перебирая…:». Патриотические выступления маленькой, очень энергичной женщины поддерживали дух блокадных ленинградцев. Ее сравнивали с "Седьмой" Шостаковича, стихами Ольги Берггольц, везде принимали очень тепло – она была вестником блокадного города, стала частью истории блокадного Ленинграда. Обидно было бы умереть сейчас, когда так хочется жить. Никогда не забыть мне Ленинграда, всех его обличий. Если только останусь жить, еще много напишу о нем. Ленинградский дневник. 16 апреля 1943 года. Книга очерков - почти сводка: перечень событий, свидетельницей которых она стала, - налеты, бомбежки, описание поездок на фронт, бытовые мелочи, описание своей работы, творческих планов, фронтовые сводки. Сегодня, по прошествии многих лет его все так же интересно читать. 12 февраля 1942. «Вид города ужасен. Встретила шесть или семь мертвецов на салазках. (В «Слове о полку Игореве» есть «смертные сани». А у нас салазки. Два или три были в гробах… Город без птиц, хотя сегодня на Неве какие-то три птицы, не то вороны, не то галки, прыгали по льду, пили воду. Раннее, раннее предчувствие весны». 5 августа 1942 г. «Вообще у меня такое ощущение, что, только пока я работаю, со мной не может случиться ничего дурного». Пока я работаю – пуля меня не возьмет. Пока я работаю – сердце мое не замрет. 16 сентября 1942 года. «От имени всего цеха мальчик поблагодарил меня. Я спросила его: любит ли он стихи? Он помолчал, потом ответил: «Так ведь это же не стихи. Это правда…» В книге стихов о Великой Отечественной войне "Присягаем победой"из фонда нашей библиотеки есть стихотворение Веры Инбер "Трамвай идет на фронт". И это не метафора, а исторический факт. Холодный, цвета стали, Суровый горизонт — Трамвай идет к заставе, Трамвай идет на фронт. Фанера вместо стекол, Но это ничего, И граждане потоком Вливаются в него. Немолодой рабочий — Он едет на завод, Который дни и ночи Оружие кует. Старушку убаюкал Ритмичный шум колес: Она танкисту-внуку Достала папирос. Беседуя с сестрою И полковым врачом, Дружинницы — их трое — Сидят к плечу плечом. У пояса граната, У пояса наган, Высокий, бородатый — Похоже, партизан, Пришел помыться в баньке, Побыть с семьей своей, Принес сынишке Саньке Немецкий шлем-трофей — И снова в путь-дорогу, В дремучие снега, Выслеживать берлогу Жестокого врага, Огнем своей винтовки Вести фашистам счет... Мелькают остановки, Трамвай на фронт идет. Везут домохозяйки Нещедрый свой паек, Грудной ребенок — в байке Откинут уголок — Глядит (ему все ново). Гляди, не забывай Крещенья боевого,— На фронт идет трамвай. Дитя! Твоя квартира В обломках. Ты — в бою За обновленье мира, За будущность твою. Осенью 1941 года трамвай остался практически единственным видом транспорта в осажденном Ленинграде. Часть конечных пунктов трамвайных маршрутов в черте города и в области оказались захвачены врагом. Под постоянными обстрелами трамваи перевозили раненых, солдат, боеприпасы, технику к линии фронта, на строительство оборонительных рубежей - материалы и людей, обратно в город везли раненых. Но 8 декабря трамвайное движение было остановлено, потому что в Ленинграде был введен жесткий лимит потребления электроэнергии в условиях блокады. Возобновилось движение пассажирских трамваев 15 апреля 1942. Транспорт, движение наполняли людей новыми надеждами и верой, что мирная жизнь вот-вот вернется. Трамвай стал один из символов победы. После войны Вера Инбер работала в правлениях Союзов писателей СССР и РСФСР. Удостоена наград: Сталинская премия второй степени (1946) — за поэму «Пулковский меридиан» и ленинградский дневник «Почти три года»; 3 ордена Трудового Красного Знамени (28.07.1960; 28.10.1967; 29.07.1970) орден «Знак Почёта» (31.01.1939). Бывшие коллеги Веры Инбер по литературной деятельности, которые уехали из России, внимательно следили за событиями, происходящими в СССР из-за границы. Они замечали успехи Веры Инбер в советской литературе, отмечая, что она сумела подобрать подходящий тон своих произведений, чтобы выжить и при этом не опуститься до откровенного подхалимства. Но позднее творчество Веры Инбер уже не имело той живой, непосредственной игры, которая делала такими привлекательными ее ранние произведения. Ей приходилось выживать, и ради спасения частично отказаться от самой себя. В. М. Инбер умерла 11 ноября 1972 года. Похоронена на Введенском кладбище в Москве.

  •  

  •